Объект: Градо-Бийский Троицкий собор

П. С. Коваленко

Градо-Бийский Троицкий собор

Освящен 4 декабря 1877 г.
(площадь имени К. И. Фомченко, территория сквера;
участок улицы имени Л. Н. Толстого).
Снесен в 1932-1934 гг.

Отмена крепостного права в России вызвала массовый поток переселенцев из разных губерний европейской части страны на «вольготные» алтайские земли Бийского уезда, в том числе и в город Бийск. Основная часть бийских купцов, предпринимателей и торговцев были выходцами из Ковровского уезда Владимирской губернии. Это Морозовы, Сычевы, Соколовы, Осиповы, Бодуновы, Рыбаковы... Именно они и определили международную торговлю по Чуйскому тракту с Монголией и Китаем.

Увеличение в результате торговых операций финансовых доходов купечества, рост их благосостояния, вызвали желание еще более утвердиться в бийском обществе, среди деловой элиты Томской губернии, создать образ состоятельного и в то же время щедрого купца-благотворителя. Многие купцы стремились улучшить условия для комфортной жизни в городе. Бурное развитие г. Бийска как крупного торгово-купеческого центра юга Западной Сибири во второй половине ХIХ – начале ХХ в., резкий рост численности населения за счет переселенцев православного вероисповедания, вызвали потребность в возведении новых храмов, открытии церковно-приходских школ и училищ. К тому же единственный в городе Успенский собор уже давно не вмещал многочисленных прихожан.

В Государственном архиве Томской области хранится «Дело о построении в городе Бийске другого каменного храма и о выдаче… книги для записи пожертвований» за 1870–1877 гг. Документы, подшитые в дело, довольно подробно позволяют восстановить некоторые этапы возведения нового соборного храма в честь Святой Живоначальной Троицы, который стал православным символом исторической части дореволюционного Бийска.

Еще в 1838 г. «на предмет построения другой церкви в г. Бийске» поступили первые пожертвования: от бийского 3-й гильдии купца Николая Кичерова – 1000 рублей ассигнациями, тюменского крестьянина Шмотина – 500 рублей ассигнациями и шести неизвестных лиц также ассигнациями 217 рублей и две китайские ямбы «в сом 91 1/4 золотник серебра». До 1845 г. эти пожертвования хранились у купца Кичерова, а затем на все средства был приобретен билет Томского Приказа Общественного Призрения в 634 рубля 34 копейки серебром. А ямбы были переданы на хранение в Бийскую Успенскую церковь. В 1860 г. билет Приказа с причитающимися по нему процентами «променян» на имя Бийского Успенского собора, на непрерывно-доходный билет Государственного банка в 1089 рублей. По разрешению Томского епархиального начальства этот капитал в 1871 г. перечислен на постройку нового храма [1].

Началу богоугодного дела послужил исторический документ под названием – Приговор, который стоит привести дословно: «1870 года, января 18 дня, мы ниже подписавшиеся обыватели города Бийска православного вероисповедания, быв в общем собрании в Городском Хозяйственном Управлении, имели рассуждение о ниже следующем:

Город Бийск, при пяти тысячах с лишком населения православного вероисповедания на пространстве в длину четырех верст, всего имеет для общественного Богослужения один храм, а от этого происходит: 1. Храм в значительные праздники не вмещает молящихся, или если и вмещает, то весьма тесно; 2. Из усердствующих с крайних пределов города многие не поспевают вовремя к общественному Богослужению; 3. Вследствие того и другого охладеваются в своем усердии к посещению Богослужения.

Имея ввиду эти неудобства, обыватели города Бийска православного вероисповедания изъявляют свое мнение иметь другой каменный храм в городе Бийске, просят дозволения у Епархиального Начальства приступить к осуществлению сего желания; просят выдать книгу для записи пожертвований на сей предмет и утвердить главным попечителем предполагаемого к устроению сего храма бийского 1-й гильдии купца Алексея Морозова, который вместе с местными священнослужителями, в свое время, озаботился с согласия общества, избранием приличного для храма места, составлением и представлением на утверждение плана и будет принимать пожертвование. Приговор сей, по утверждении, подписан и засвидетельствован Городским Хозяйственным Управлением. Просим представить по назначению благочинного и протоиерея Димитрия Емельянова своим ходательством об удовлетворении общественного желания, в чем и подписуемся…».

Далее к приговору на трех страницах были приложены подписи граждан Бийска, резолюция городского старосты, и документ заверен казенной печатью Городского Хозяйственного Управления [2].

7 февраля 1870 года благочинный церковного округа № 24 Томской епархии, настоятель Градо-Бийского Успенского собора протоиерей Димитрий Емельянов на имя Его Преосвященства, Преосвященнейшего Платона (Троепольского), епископа Томского и Семипалатинского направил рапорт за № 208, в котором сообщал, что: «Полученный мною приговор обывателей города Бийска из Бийского Хозяйственного Управления о построении другого каменного храма в г. Бийске… Вашему Преосвященству предоставляя, смею испрашивать Вашего Архипастырского благословения на начало этого святого дела и распоряжения о выдаче шнуровой книги для записи пожертвований на имя бийского 1-й гильдии купца Алексея Морозова, для чего при сем прилагаю сборную книгу». Вскоре, рассмотрев рапорт, епископ наложил резолюцию за № 364: «1870 г., февраля 16. Да благословит Бог начало доброго дела и приведет к успешному окончанию. Выдать книгу для пожертвований на имя купца Морозова» [3].

Уже 11 марта 1872 г. епископу на рассмотрение был представлен план и фасад будущего храма, одобренные до этого жителями Бийска [4]. Томская губернская строительная комиссия, на изучение которой владыка через Томскую духовную консисторию и препроводил далее все документы, довольно долго изучала материалы, но осталась вполне довольна, предписав, чтобы: «…постройка каменного собора, по серьезности этой постройки, была поручена технику, имеющему право на производство построек и который производил уже подобного рода работы, и чтобы, как о начатии, так и об окончании постройки собора вчерне, непременно было сообщено Строительной Комиссии для освидетельствования, а в затруднительных случаях были бы испрашиваемы советы и указания комиссии» [5].

В обращении на имя Томского Преосвященного от 27 марта 1872 г. купец Морозов сообщал, что: «…В апреле месяце текущего года, или начале мая, я желал бы заключить нужные условия с подрядчиком по устроению сей церкви и рабочими, а затем при первой по времени возможности приступить и к самим работам. Это мое желание истекает из того, что в начале мая месяца по своим торговым занятиям, я должен отправиться в Москву и пробыть там до половины лета…». Также Морозов «»покорнейше просил епископа принять деятельное участие в скорейшем рассмотрении и утверждении технической части плана и фасада будущего храма [6].

26 апреля 1872 г. Преосвященнейший Платон, епископ Томский и Семипалатинский, преподал бийскому обществу Благословенную Грамоту – письменное разрешение на постройку храма. Грамота гласила: «Божиею Милостию по благодати, дару и власти Всевышнего и Животворящего Духа, данной Нам от Великого Архиерея, Господа, Бога и Спаса Нашего Иисуса Христа, чрез Святые Его Апостолы, Их Наместники и Преемники благословили Мы, согласно прошению жителей города Бийска, построить в оном граде новый каменный храм во имя Святыя Троицы на избранном жителями месте, по плану, утвержденному Томскою Губернскою Строительною Комиссиею 4 апреля сего 1872 года и заложить Благочинному протоиерею Димитрию Емельянову соборно по чиноположению церковному. Достовернаго ли ради сведения, яко оный храм соорудить благословили Мы, до сем сея грамота рукою нашею подписанная и печатию утвержденная в Богоспасаемом граде Томске в лето от Рождества Христова тысяча восемьсот семьдесят второе апреля в двадцать шестой день» [7].

Указом от 28 апреля 1872 г. за № 1515 Томская духовная консистория предписала бийскому благочинному протоиерею Емельянову создать Комитет для постройки нового храма из священников и некоторых граждан. В его состав вошли священнослужители Бийского Успенского собора, попечитель – бийский купец 1-й гильдии Алексей Морозов, а также бийские купцы 2-й гильдии – Яков Сахаров, Василий Гилев, Николай Фирсов, Василий Онисимов, Алексей Соколов [8].

Между тем попечитель по построению собора купец Морозов заявил Бийскому Городскому Обществу, что возведение храма «…при содействии и посильных пожертвованиях граждан города Бийска, он принимает на свой счет. А потому, городское общество Приговором, постановленным 12-го сего мая положило: 1. Весь наличный капитал и заготовленный материал для построения церкви всего на сумму 8052 рубля 64 копейки передать в распоряжение г. Морозова, и всякую ответственность по построению храма возложило на него же г. Морозова, под своим поручительством; 2. За изъявлением согласия г. Морозова принять построение церкви на свой счет, ходатайствовать пред Вашим Преосвященством об упразднении Комитета и; 3. Уступить предложенное место под церковь, для чего должны быть снесены, как здание Хозяйственного Управления, так и некоторые частные постройки.

Городское Хозяйственное Управление, донеся об этом Вашему Преосвященству имеет честь покорнейше просить: согласно желанию Бийского Городского Общества и согласию данному г. Морозовым принять постройку церкви на свой счет, сделать распоряжение об отмене устройства особого Комитета по построению нового храма, так как устройство Комитета в виду согласия г. Морозова не представляется необходимым и было бы совершенно излишним…». Настоящий рапорт от 20 мая 1872 г. за № 445 на имя епископа Томского и Семипалатинского Платона от имени Бийского городского хозяйственного управления и подписанное кандидатом городского старосты Ивановым, владыкой был направлен на рассмотрение в Томскую духовную консисторию, которая уже 26 мая этого же года дала свое согласие и выдала Разрешение [9].

28 мая 1872 г. благочинным протоиереем Димитрием Емельяновым была совершена закладка Градо-Бийского Троицкого собора. Строился храм на средства бийского 1-й гильдии купца А. Ф. Морозова с незначительным участием прихожан [10].

За основу был взят проект построенной накануне Воскресенской церкви города Перми в память об освобождении крестьян от крепостной зависимости. Автором проекта храма являлся выпускник Императорской Академии художеств, пермский губернский архитектор, статский советник Григорий Павлович Летучий [11], [12], [13].

В июне 1877 г. протоиерей Дмитрий Емельянов, настоятель Бийского Успенского собора, Рапортом на имя Преосвященного Петра (Екатериновского), епископа Томского и Семипалатинского, сообщал, что: «Здание вновь строящегося в г. Бийске Троицкого собора постройкой внутри совсем окончено; ризница, сосуды, подсвечники приготовлены; к сентябрю месяцу будет приготовлен иконостас, а к октябрю отлиты колокола. Имея все это ввиду и желая избежать излишних расходов и траты времени, я осмеливаюсь покорнейше просить особу Вашего Преосвященства выдать святой антиминс для означенного Троицкого собора в г. Бийске и благословить освятить собор в свое время по уставу Церкви». Получив и изучив Рапорт, епископ Томский и Семипалатинский Петр наложил на документ резолюцию: «28 июня 1877 г. Выдать св. антиминс протоиерею Емельянову и благословляю его освятить новый собор, когда все будет приготовлено». Этим же днем протоиерей Димитрий Емельянов и получил святой антиминс из рук самого епископа во время проезда Его Преосвященства по епархии [14].

Для храма Морозов приобрел «дорогой, в византийском стиле, иконостас». Внутреннюю отделку и настенную живопись осуществляла артель Патрушева [15].

Кирпичный однопрестольный храм, возведенный во имя Святой Живоначальной Троицы, был торжественно освящен 4 декабря 1877 г. [16]. Чин освящения по благословению епископа Томского и Семипалатинского Петра совершил благочинный Бийских церквей протоиерей Димитрий Емельянов [17].

По состоянию на 23 сентября 1878 г. на постройку и благоукрашение собора купец Морозов «употребил» 63 135 рублей 7 копеек собственных средств. К тому же было начато возведение каменной ограды вокруг храма, а также предстояла наружная отделка и штукатурка церкви, которые согласно смете расходов должны были обойтись в 4640 рублей 18 копеек [18].

Страховая ведомость за 1910 г. сообщает, что: «Троицкий собор каменный, выкрашенный снаружи масляной краской; внутри оштукатурен и расписан живописью и орнаментами; покрыт железом, окрашенным зеленою масляной краской. Длина собора, считая с колокольней – 20 сажен, наибольшая ширина – 10 сажен… На соборе имеется одна большая глава, 4 малых и одна маленькая (над алтарем)… Собор отапливают 4 печи: две изразцовые и две кирпичные, обшитые железом. Одна печь в сторожке под колокольней – русская. Колокольня в 2 яруса, общею высотою до верха карниза 14 сажен… Оценочная сумма в рублях – 60 тысяч» [19].

Согласно клировой ведомости за 1908 г. собор был достаточно обеспечен утварью. Здесь имелось «облачений священнических 46, диаконских 22, три потира с принадлежностями, три напрестольных Евангелия, два молебных, шесть напрестольных крестов, серебром позлащенных. Одежда на престоле чистого серебра 84 пробы, весом 2 пуда, стоимостью 3000 рублей пожертвована Н. и М. Ассановыми в 1907 г.» [20].

В храме проходили самые торжественные архиерейские службы, у его стен – парады и митинги [21].

Первым настоятелем собора с 1879 г. по 1881 г. был кафедральный протоиерей Димитрий Емельянов, впоследствии настоятель Томского Благовещенского кафедрального собора [22].

В 1881 г. его сменил протоиерей Павел Митропольский (1836–1904 гг.), благочинный Градо-Бийских православных церквей благочиния № 24 Томской епархии. Выпускник Тобольской духовной семинарии он 1 октября 1856 г. был рукоположен в сан иерея, а 31 октября 1882 г. стал протоиереем. С 1878 г. по 1881 г. Митропольский состоял членом правления Томского духовного училища, являлся председателем Бийского отделения Томского епархиального училищного совета с момента его открытия. За труды был награжден наперсным крестом, орденами святой Анны III и II степеней, святого Владимира IV степени [23].

На начало 1886 г. диаконом при храме состоял Николай Димитриев [24].

По состоянию на 1895 г. к собору было приписано 616 дворов, где проживал 4901 прихожанин (2465 мужского и 2436 женского пола). Причт собора тогда состоял из пяти человек: протоиерея Павла Митропольского, иерея Матфея Александровского, протодиакона Андрея Дмитриева, диакона Георгия Куршина и псаломщика Леонида Герасимова [25].

Справочная книга по Томской епархии за 1898–1899 гг. сообщает, что собор имел причт по штату: протоиерея, священника, диакона и двух псаломщиков. Среди них значились те же настоятель и священник, и диакон Петр Ярцев. Псаломщиками тогда были выпускники Бийского миссионерского катехизаторского училища Леонид Герасимов и Александр Кикин. Содержание причта включало «руги от сельских прихожан 250 пуд., готовых помещений 3, доходы от треб и проценты с причтовых капиталов – 277 р. 64 коп.» [26].

В 1903 г. настоятелем Троицкого собора стал иерей Василий Лебедев (1861 – после 1917 гг.), зять протоиерея Павла Митропольского. С 18 февраля 1903 г. – благочинный «Градо-Бийских православных церквей благочиния № 24 Томской епархии». Он окончил в 1884 г. Томскую духовную семинарию. 22 апреля 1885 г. был рукоположен в сан иерея, а 10 апреля 1903 г. возведен в сан протоиерея. Состоял товарищем председателя Бийского отделения епархиального училищного совета, директором Бийского отделения тюремного комитета, товарищем председателя Бийского отделения братства во имя святителя Димитрия Ростовского. Имел право на ношение нагрудного знака православного палестинского общества. За ревностное и усердное служение церкви был награжден золотым наперсным крестом, орденами святой Анны III и II степеней [27].

Первым старостой собора являлся купец А. Ф. Морозов [28]. После его кончины в 1895 г., в должности старосты утвердили барнаульского мещанина А. П. Фадеева [29]. С 1902 г. по 1912 г. обязанности старосты исполнял бийский купец М. А. Притчин [30]. Последнего сменил бийский 2-й гильдии купец и городской голова Ф. Ф. Доброходов [31].

Справочная книга по Томской епархии за 1914 г. сообщала, что Троицкий собор уже имел 5827 приписных прихожан, в том числе 17 раскольников. Настоятелем храма тогда являлся благочинный Градо-Бийских церквей протоиерей Василий Лебедев, младшим священником – Иннокентий Завадовский, сверхштатным священником – Александр Никольский. Штатным диаконом собора (с 1906 г.) был Александр Кикин, выпускник Бийского миссионерского катехизаторского училища. Обязанности псаломщиков исполняли диакон Михаил Удонов, 26 лет, из 5 класса Барнаульского реального училища и Иван Иванов, 28 лет, из 5 класса Бийского городского училища [32].

В приходе собора находились: Бийская Николаевская женская гимназия, Пушкинское городское мужское училище, Владимирское женское приходское училище ведомства Министерства Народного Просвещения и начальное училище общества попечения о начальном образовании. В первых двух по состоянию на 1908 г. должность законоучителя занимал священник Симеон Митропольский. В приходском училище законоучителем являлся протоиерей Василий Лебедев. При соборе также имелась двухклассная церковно-приходская школа, построенная стараниями купчихи Е. Г. Морозовой и открытая в 1892 г. В тот же год Морозова Томским епархиальным начальством утверждена в звании попечительницы этой школы [33]. В 1908 г. в ней обучалось 110 мальчиков [34].

В ведении соборного причта находились две приписные деревянные церкви – кладбищенская Вознесенская и во имя Покрова Пресвятой Богородицы в селе Мало-Угреневском Бийского уезда. В 1906 г. было открыто церковноприходское попечительство с наименованием Троицко-кладбищенское, целью которого являлось благоустройство собора и кладбища [35].

На площади у Троицкого собора в память чудесного спасения царской семьи Романовых на Курско-Харьковско-Азовской железной дороге в 1888 г. при крушении поезда, еще 18 сентября 1894 г. была освящена кирпичная часовня во имя святого благоверного и великого князя Александра Невского. Стоимость ее постройки составила 1416 рублей 29 копеек. Возводилась она средства городского общественного управления. На восточном фасаде было изображение святого Александра Невского, на западном – Спасителя; внутри было поставлено несколько икон, лампада и подсвечник. Часовня числилась в ведении Троицкого собора до ее сноса после 1920 г. [36].

У алтаря собора, внутри церковной ограды, были погребены уважаемые люди дореволюционного Бийска: строители собора и известные попечители Алтайской духовной миссии, бийские 1-й гильдии купцы, потомственные почетные граждане А. Ф. и Е. Г. Морозовы, городской голова Н. П. Фирсов и его супруга О. П. Фирсова, купец 2-й гильдии Г. Г. Бодунов, предпринимательница Д. П. Бахтина, настоятель собора протоиерей Павел Митропольский, штатный священник собора протоиерей Матфей Александровский, священник Бийского полка протоиерей Арсений Ивановский с супругой и некоторые другие.

В 1920-е гг., как и большинство храмов Бийска, Троицкий собор стал храмом обновленческой церкви. В марте 1926 г. здесь служили протоиерей Леонид Красин, протодиакон Павел Михайлов. Церковным старостой являлся Ф. А. Шаркин.

Специальным постановлением Горсовета от 2 февраля 1930 г. Троицкий собор закрыт для службы, и передан «под рабочий клуб…» [37].

5 мая 1930 г. на заседании строительной секции Бийского горсовета был рассмотрен вопрос о переоборудовании бывшего Троицкого собора под клуб союза СТС. Присутствовало 24 человека, председательствовал товарищ Симонов. Докладывали товарищи Бугачевский и Книжников. Согласно Протокола № 4, участники заседания постановили: «Заслушав доклад о переоборудовании быв. Троицкого собора под клуб СТС, секция считает это дело целесообразным и ценным мероприятием, имеющим большое политическое и культурное значение, заслуживающее общего внимания его осуществления.

Для успешности проведения этого переоборудования секция находит необходимым к проведению следующее:

1. Союзу СТС и РСК приложить максимум энергии к срочному проведению работы по составлению сметы и проекта переоборудования и распланировки этого здания.

2. При составлении проекта включить проведения переоборудования наружного вида здания, придав ему современный архитектурный вид, не оставляя никаких следов церковного стиля. Расходы на эту наружную отделку не должны рассматриваться как что-то ненужное, а как необходимое.

3. Секция осуждает мнение некоторых специалистов города и УСК, о том, что данное здание подлежит только разборке и использованию на стройматериал, ибо это дело не оправдывает тогда цели, и материала будет получено только 10 %, а при оборудовании же здание будет отвечать своему назначению десятки лет.

4. При распланировке здания считать возможным некоторые незначительные отступления от существующих строительных норм, считаясь с существующим зданием.

5. Работу по переоборудованию предложить РСК закончить к 13-ой годовщине Октябрьской революции.

6. Заслушать на секции в будущем доклад о ходе работ переоборудования» [38].

Но вскоре, надо полагать, власти изменили свое решение и «приговорили» храм к сносу. Его уничтожение очевидно началось в 1932 г. «Первоначально собор был обезглавлен, лишен купольной части.

По сведениям очевидцев, разрушение храма осуществлялось ночью. Затем силами прибывшей из Новониколаевска специальной команды ОГПУ – взорван. А в 1934 г. остатки его стен и фундамент окончательно разобрали.

Городские власти направили распоряжение в горкомхоз предоставить «организованным трудящимся города, красноармейцам и красной молодежи 250 лопат, 185 мотыг и киркомотыг, и все имеющиеся носилки, для проведения субботника по благоустройству территории на месте бывшей большой Троицкой церкви». Разборка завалов, оставшихся после подрыва собора, осуществлялась при помощи трех тракторов и пяти грузовиков. Остатки каменных фундаментных блоков были свалены в Бию» [Документальные фонды Бийского краеведческого музея им. В. В. Бианки, б/н.].

Соборный некрополь сравняли с землей. Из кирпича храма рядом, на улице Толстого, по воспоминаниям старожилов Бийска, вскоре построили двухэтажное здание для детского приюта (ныне – психиатрический диспансер) [Личный архив П. С. Коваленко. Воспоминания бийчан о Троицком соборе г. Бийска.].

В рамках программы празднования 300-летия Бийска по инициативе Музея истории Алтайской духовной миссии администрацией города было принято решение о создании историко-мемориального комплекса «Градо-Бийский Троицкий собор».

Работы проводились с 20 июля по 12 сентября 2008 гг. под руководством директора музея. В проекте музеефикации православного памятника участвовало более 60 человек – сотрудники музея, студенты 2–4 курсов факультета истории и права Бийского педагогического государственного университета имени В. М. Шукшина, члены городского археологического клуба школьников «Наследие» (руководитель О. В. Даньшин), прихожане бийских храмов, учащиеся Бийской православной гимназии во имя святого праведного Иоанна Кронштадтского и общеобразовательных школ города, воспитанники воскресной школы Димитриевской (ныне Казанской) церкви.

В результате поисково-исследовательских работ на глубине 2,1 метра удалось обнаружить фундамент алтарной части храма, сложенный из бутового камня и битого кирпича, скрепленных известковым раствором. Найдено более 180 предметов – скобы, стяжки, кованые гвозди, элементы ажурных решеток окон первого этажа и ограды, штампованные металлические декоративные цветы, фрагменты металла с крыши и карнизов собора. Собранные артефакты поступили в фонды Музея истории Алтайской духовной миссии и составили основу тематической коллекции.

Было обнаружено основание памятника городского головы А. Ф. Морозова, а под ним – кирпичный склеп перекрытый сводчатым потолком с запаянным цинковым высеребряным гробом, покрытом декоративным орнаментом. С левой стороны за стеной склепа сохранился прах его супруги – Е. Г. Морозовой.

В 2010–2012 гг. на месте, где располагался Троицкий собор, возведен историко-мемориальный православный комплекс стараниями БПО «Сибприбормаш» (генеральный директор – А. Я. Черемисин).

Комплекс включает: каменный кубический постамент, увенчанный четырехметровым железобетонным облицованным керамогранитом крестом с ликом Спасителя на месте алтарной части Троицкого собора; надгробия на могилах протоиереев Павла Митропольского и Матфея Александровского, купцов – А. Ф. и Е. Г. Морозовых, Н. П. и О. П. Фирсовых, Г. Г. Бодунова и предпринимательницы Д. П. Бахтиной. Все могилы накрыты надгробными плитами из черного мрамора. На плитах Морозовых – накладные портретные барельефы, выполненные бийским художником С. А. Морозовым. Рядом с надгробными плитами установлены мраморные кресты. В левой части комплекса расположен информационный стенд с видом собора, схемой его ограды с захоронениями, биографиями лиц, могилы которых и были восстановлены. Территория обнесена декоративной оградой с парадными арочными воротами.

Градо-Бийский Троицкий собор, практически как и все кафедральные храмы городов юга Западной Сибири, постигла печальная участь. Его насыщенная примечательными фактами история – часть летописной хроники города, а место, где он находился – памятник православной культуры. Ведь многие знаменательные события истории Бийска конца ХIХ – начала ХХ вв. тесно связаны с главным городским соборным храмом.

Священнослужители и церковнослужители
Градо-Бийского Троицкого собора

Настоятели
Емельянов Димитрий Ионович (1817?–20.08.1889), прот., 1879–1881 гг.
Митропольский Павел Васильевич (1836?–14.01.1903), прот., 1881–1903 гг.
Лебедев Василий Александрович, прот., с 1903 г., на 1918 г.
Митропольский Семеон Павлович, прот., на 1922–1923 гг.
Соколов Алексий, прот., на октябрь 1923 г.
Красин Леонид Владимирович, прот., на июнь 1926 г.

Священники
Александровский Матфей Иосифович, (1844–6.10.1908), прот., 1879–1907гг.
Никольский Александр Иванович (1869–?), с 1897 г., на 1914 г.
Коробейников Павел Иванович (1866–?), с 1906 г., на 1909 г.
Завадовский Иннокентий Анемподистович (1873–8.10.1923), 1908–1915 гг.
Латкин Григорий Дмитриевич (19.02.1873–?), прот. 1923–1924 гг.
Романков Василий, на июнь 1926 г.
Рязанов Иоанн, прот., на должности псаломщика с правом священнослужения, на 1928 г.
Кипарисов, на 1928 г.

Диаконы
Шалабанов Николай, до 1892 г.
Дмитриев Андрей Петрович (1831–?), протодиакон с 1891 г., 1879–1898 гг.
Куршин Георгий Петрович (1860–22.12.1898), 1894–1898 гг.
Дягилев Александр Алексеевич (1878–?), с 1901 г., на 1905 г.
Коробейников Павел Иванович (1866–?), в сане иерея, на 1908 г.
Орлов Димитрий, до 1904 г.
Кикин Александр Димитриевич (1881–11.04.1993), протодиакон с 1914 г., 1906-1923 гг.
Пашинцев, 1916-1917 гг.
Михайлов Павел Платонович, протодиакон, на 1926 г.
Уткин Петр, на 1926 г.

Псаломщики
Торопов Павел Петрович (1832–23.01.1900), 1879–1880 гг.
Бельский Николай, до 1881 г.
Прибытков Николай, до 1882 г.
Козырев Василий, с 1881 г.
Ртищев Василий Михайлович (1860–?), с 1882 г.
Попов Михаил Иванович, 1883–1887 гг.
Дмитриев Николай, в сане диакона, 1884–1886 гг.
Буров Никанор, 1886 г.
Буров Никифор, в сане диакона, до 1887 г.
Дагаев Григорий Владимирович (1863–?), в сане диакона, с 1886 г.
Пакулев Никандр Андреевич (1866–?), с 1887 г., на 1888 г.
Быстров Евгений Петрович, 1888–1891 гг.
Шалобанов Николай, в сане диакона, 1891–1892 гг.
Ярцев Петр Прокопьевич, в сане диакона с 1898 г., с 1894 г., на 1899 г.
Лебедев Александр Васильевич (1868–?), в сане диакона с 1898 г., 1898–1899 гг.
Герасимов Леонид Львович (1872–?), с 1893 г., на 1898 г.
Хонин Григорий, с 1891 г.
Кикин Александр Димитриевич, (1881–11.04.1933), в сане диакона с 1902 г., 1899–1906 гг.
Коробейников Павел Иванович (1866–?), с 1899 г.? на 1908 г.
Кисляков Александр Александрович (4.03.1878–2.03.1938), в сане диакона с 1904 г., 1904–1908 гг.
Ячменев Евлампий Мокеевич, в сане диакона с 1904 г., 1906–1907 гг.
Захваткин Евгений Николаевич (1889–?), в сане диакона с 1908 г., 1908–1909 гг.
Иванов Иоанн Васильевич (1885–?), в сане диакона с 1910 г., с 1907 г., на 1914 г.
Удонов Михаил Дмитриевич (1887–?), в сане диакона с 1902 г., с 1909 г., на 1915 г.
Жарков Иаков, в сане диакона, до 1917 г.
Антонин, иеромонах, с 1917 г.
Горожанский Василий, в сане иерея, с 1928 г.
Меньшов Поликарп Федорович (1884–?), в сане иерея, 1929 г.

Старосты
Морозов Алексей Федорович (1831–6.04.1895), бийский 1-й гильдии купец, 1878-1895 гг.
Фадеев Алексей Петрович (1830–?), барнаульский мещанин, с 1895 г., на 1898 г.
Притчин Михаил Александрович (1856–?), бийский 2-й гильдии купец, с 1902 г., на 1911 г.
Доброходов Федор Федорович, бийский 2-й гильдии купец, 1912–1917 гг.?
Ширшин, на 1924 г.
Шаркин Федор Алексеевич, на 1926 г.
Томилин Н.?, на 1926 г.

Просфорня
Карнаушевская Фекла Романовна (1845–?), жена причетника, на 1883 г.
Германова Елена Федоровна (1837–2.06.1906), бийская мещанская девица, 1887 г.
Сестры Бийской Тихвинской общины, с 1898 г.

Заштатные священно- и церковнослужители
Ивановский Арсений Алексеевич (1833–14.03.1911), протоиерей, священник 16-го Восточно-Сибирского стрелкового полка, на 1905 г., до 1911 г.
Торопов Павел Петрович (1832–23.01.1900), 1879–1880 гг., на 1898 г.
Дмитриев Андрей Петрович (1831–?), протодиакон с 1891 г., на 1898 г.

В Томскую Духовную Консисторию Строительного Комитета по построению нового каменного храма в городе Бийске
Рапорт

Во исполнение предписания Томской Духовной Консистории от 9 июня текущего года, за № 1982-м, имеем честь донести:

1. Смета на работы и материалы по построению храма в городе Бийске составляется в городе Перми, где составлен и план храма, и в скором времени ожидается. План храма, устраиваемого в городе Бийске, взят с храма уже устроенного в городе Перми в память освобождения крестьян из крепостной зависимости; из описания сего храма видно, что отделка его, кроме внутренней штукатурки, иконостаса, икон, церковной утвари и колоколов, обошлась в 30.200 рублей.

2. Материала приготовлено для устраиваемого храма и денег употреблено на сей предмет: а) бутового камня: 70 3/4 кубических сажени на 542 рубля 86 копеек; б) кирпича: 132.000 на 739 рублей 20 копеек; в) заказано кирпича 300.000, а выдано в задаток 692 рубля 43 копейки; г) извести: 5530 пудов на 553 рубля; д) заказано извести: 7000 пудов и задатку выдано 207 рублей 85 копеек; е) щебня из половинок кирпича на трумбовку фундамента: 20 кубических сажен на 41 рубль 12 ½ копеек; ж) алебастру заказано 2000 пудов и выдано задатку 125 рублей; з) плах 6 аршин длины и 1 1/2 вершка толщины на 66 рублей 10 копеек; и) 60 тесниц 6 аршин длины и 9 вершков толщины на 14 рублей 25 копеек; к) 180 слег 12 аршин, длины от 3 до 2 1/2 вершков толщины на 19 рублей 25 копеек; л) сарай для извести 46 рублей 36 копеек; м) принадлежности для каменной кладки: полубочья, шайки, лопаты и проч 35 рублей 34 копейки; н) сарай для рабочих 24 рубля; о) рабочим выдано: 626 рублей 60 копеек; п) за два дома для сноса: 368 рублей 25 копеек; р) за составление плана: 125 рублей 50 копеек; – а всего употреблено расхода 4220 рублей 30 копеек.

3. По выданной из Консистории сборной книге собрано денег: 9952 рубля 64 копейки; в том числе поступило: по предсмертному завещанию купца Иванова: 5000 рублей и выдано из Бийского Успенского собора: 1583 рубля 83 1/2 копейки. Предполагается сбора пожертвований не больше 3000 рублей. Недостающую сумму для устроения храма принимает на себя Бийский 1-й гильдии купец Алексей Морозов, о чем он заявил в общественном приговоре, представленном Епархиальному Начальству и в выполнении сего заявления ручается целое Бийское общество в этом же общественном приговоре и

4. Место для зданий Хозяйственного Управления в плане города Бийска, Высочайше Утвержденном, указано на другом месте, и перенос зданий общество принимает на собственный счет; под частные постройки, предроложенные к снесению, общество отводит места безмездно, по указанию самих владельцев. Постройка храма производится хозяйственным способом, без подрядчика, при надзоре техника из города Барнаула и руководстве торгующего крестьянина Ивана Матвеева Бодунова, строителя уже нескольких каменных церквей, с платою по 50 рублей в месяц. Другой храм составляет в городе Бийске существенную потребность уже десятки лет. Но общество не решалось приступить к удовлетворению сей потребности за неимением в виду достаточных для сего средств и ныне приступило только потому, что купец Морозов принимает на себя постройку храма. Причем считаем не лишним присовокупить, что Морозов принимает на свой счет устройство храма, кроме пожертвований, под условием полной свободы своих действий по сей постройке.

Члены Комитета: Протоиерей Димитрий Емельянов
                                  Священник Владимир Дагаев
                                  Священник Василий Кармальский
                                  Купец Яков Сахаров
                                  Купец Николай Фирсов

№ 68.
    Июня 17 дня 1872 г.
    г. Бийск

 

10-го апреля, в 10 часов утра Преосвященнейшим Макарием совершена была в домовой церкви панихида по Алексее Федоровиче Морозове, скончавшемся в Москве 6-го сего апреля. Уроженец Владимирской губ., Алексей Федорович с молодых лет поселился в г. Бийске и сделался постоянным его жителем. Удачные торговые операции дали ему громадное состояние. Состоя в течении многих лет безсменно церковным старостой Бийского собора, смотрителем Бийских приходских училищ, покойный отличался большим усердием к церковностроительству и к народному образованию. В пользу приходских училищ г. Бийска, за время своего блюстительства, А. Ф. сделал пожертвований на сумму до 35000 руб., на содержание Бийской женской прогимназии им внесено в 1879 году 20000 руб. На его средства между прочим выстроена церковь в женской Улалинской общине в пределах Алтайской миссии, и собор в г. Бийске, стоимостью до 65000 руб. В последнее время им пожертвовано на постройку здания для Томской мужской гимназии, в которой он состоял последние годы почетным попечителем 20000 рублей и т. д. Бийское городское общество, признательное А. Ф. за его пожертвования, присвоило ему в 1880 г. звание почетного гражданина. По представлениям духовного ведомства и Министерства Народного Просвещения, покойный был Высочайше награжден тремя медалями и орденами св. Станислава 3-й ст. и св. Анны 3-й и 2-й степени.

«т. с. л.»
// Томские епархиальные ведомости. – 1895. – № 8. – отдел неофиц. – С. 22.

 

Празднование торжества 300-летия юбилея царствования
Дома Романовых в г. Бийске

Празднование юбилея в Бийске, как и вообще везде, началось с 20 февраля. После положенных по уставу часов, в этот день во всех храмах города отслужены были панихиды по в бозе почивающим членам из Дома Романовых, а затем все городское духовенство явилось в Троицкий собор для совершения панихиды под предстоятельством Его Преосвященства, Преосвященнейшего Иннокентия, епископа Бийского. Пред панихидой Преосвященнейшим Иннокентием произнесено было слово такого приблизительно содержания:

«Сегодня, братие, в нарочитый для нас день, собрались мы в храм для молитвенного поминовения всех почивших членов Царского Дома Романовых, предков нашего Благочестивейшего Государя Императора Николая Александровича.

Долг каждого верноподданного – молиться за своих Царей, за умерших об упокоении, за живых о здравии и спасении. Царь и народ – едино. Их связывает как общее материальное благо, так равным образом и общность духовных запросов: они воцерковлены одною верою православною и считают своей покровительницей и матерью – церковь православную, которая есть столп и утверждение истины.

Царь Руси – Богом данный Государь и Богопомазанный избранник народа. Он есть отец и глава многомиллионного русского народа…».

21 февраля, в самый день юбилейного торжества, во всех храмах города, за исключением Троицкого собора, в 8 часов утра совершалась литургия. После литургии из этих церквей открылось церковное шествие крестных ходов. Крестные ходы Александро-Невской и заречной Покровской церквей, соединившись с Успенским крестным ходом, при многолюдном стечении народа, направились к Троицкому собору. Соборная площадь, предназначенная для народа вся была заполнена им, и несмотря на это, народ все прибывал и прибывал, вливаясь в одну массу прежде прибывших. Центр соборной площади, во избежание давки и для большего распорядка оцепленный кругом канатом, с западной стороны занят был гарнизоном местной воинской команды и вольно-пожарной дружиной. С этой же стороны, ближе только к помосту, предназначенному для служения духовенством благодарственного молебствия, разместились служебные и должностные лица. По правую сторону помоста разместились гимназисты и гимназистки с педагогическим персоналом во главе, по левую – ученики и ученицы низших учебных заведений, церковно-приходских и министерских школ с учащими. Из церковно-приходских школ особенно выделялась Александро-Невская женская школа. Ученицы этой школы покрыли свои детские головки белыми платочками, что особенно выделяло их из среды учащейся детворы и создавало какое-то особенное впечатление невинности и чистоты.

Окончание Божественной литургии в соборе и начало общего крестного хода вокруг собора возвещено было мощными звуками соборного колокола; самый крестный ход сопровождался торжественным трезвоном колоколов всех церквей города. Крестный ход следовал в таком порядке: впереди несены были руконосные кресты, иконы с хоругвями по 4 в ряд, затем следовало духовенство по 2 человека в ряд, причем один из младших священников нес на блюде, покрытом воздухом, Св. Крест, а новорукоположенный о. иеромонах – Св. Евангелие. Преосвященный епископ следовал позади за протоиереями. После общего крестного хода Его Преосвященством на сооруженном помосте торжественно совершен был благодарственный молебен. Пред началом молебна о. протоиереем Лебедевым прочитан был Высочайший манифест, который выслушан был всеми присутствовавшими на молебне с глубоким и напряженным вниманием. По окончании молебствия, соединенным хором певчих под управлением псаломщика Троицкого собора г. Иванова стройно и мощно исполнен русский национальный гимн: «Боже, Царя храни…». Затем приходские крестные хода при колокольном звоне направились к своим храмам, и соборная площадь, заполненная доселе многочисленным народом, чрез несколько времени совсем опустела.

Бийск принял нарядный и праздничный вид; всюду движение и оживление. Многие здания украшены были национальными флагами и гирляндами. На фронтоне одной видной торговой фирмы приготовлен был к иллюминации роскошный вензель; на балконах других зданий – транспаранты с портретами Государя, Государыни Императрицы, Наследника Цесаревича и Их предков, также предназначенные к иллюминации. Целодневный звон в церквах вливал в душу горожанина радостное чувство и напоминал ему о Святом Христовом дне.

// Томские епархиальные ведомости. – 1913. –
№ 8–9. – часть неофиц. – С. 460–463.

Агния Павловна Лебедева

Из редких рядов общественных работников смерть вырвала еще одну жизнь. 28 сентября в 7 часов утра после тяжелой болезни скончалась жена соборного протоиерея г. Бийска Агния Павловна Лебедева.

Как только вспыхнула война, покойная приняла на себя скромный, но ответственный пост председательницы Благотворительного кружка дам духовного звания в г. Бийске, поставившего себе задачей оказать помощь воинам. Энергичная, полная сил и здоровья Агния Павловна сумела сгруппировать вокруг себя помощниц и направить дело на желанную дорогу.

Покойную можно было ежедневно видеть то собирающую по магазинам материи и подарки воинам в окопы, то в хлопотах по устройству благотворительных вечеров на изыскание средств кружку.

Дом Агнии Павловны походил на мастерскую, изготовляющую белье воинам. Тысячи подарков посылались кружком в окопы нашим воинам. Много белья изготовлялось для армии.

В последнее время она берет на себя попечение об Александро-Невском приюте, где воспитываются мальчики-сироты воинов, и здесь сумела поставить дело на должную высоту.

В хлопотах общественного дела покойная не замечала, как болезнь подкралась к ней и наконец в минуту редкого ее отдыха схватила свою жертву. Три месяца боролась со смертью разбитая параличом. 30 сентября при многочисленном стечении почитателей, при участии всего градского духовенства во главе с архипастырем, состоялись похороны. Мир праху твоему!

// Томские епархиальные ведомости. – 1917. – № 24. – отд. неофиц. – С. 412–413.

 

Троицкий собор – под рабочий клуб

Наши общественные организации испытывают острую потребность в клубных помещениях. Вся культурно-воспитательная работа проводится в душных маленьких каморках, которые иногда создают отталкивающее настроение.

Нужны возможности, нужно место для развертывания творчества, самодеятельности, а их у нас пока мало.

И в тоже время на больших площадях еще стоят здания церквей, где церковники всячески стараются тормозить, подорвать нашу работу. С пеной у рта с амвона, под благословение Христа, «святые отцы» сыплют антисоветские речи. Немало имеется охотников послушать поповские басни, постоянными посетителями церквей являются старухи, да люди, которые попадают под чистку первой категории.

Эти большие просторные здания пустуют.

В день 1-го мая рабочие и служащие города должны потребовать передачи Троицкого собора под рабочий клуб.

Здесь сотни рабочих и служащих, и членов их семей найдут себе отдых и развлечение, развернут свою творческую инициативу.

Книжников
// Звезда Алтая. – 1929. – 1 мая (№ 82). – С. 2.

 

Стройте новую жизнь.
Агрономы и просвещенцы за скорейшее закрытие Троицкого собора

Прочтя заметку в газете «Звезда Алтая» «Троицкий собор – под рабочий клуб», мы, выездная бригада в лице учителей и агрономов, горячо приветствуем предложение т. Книжникова о закрытии Троицкого собора и предоставлении этого помещения под рабочий клуб.

Данная мысль вполне своевременна и имеет огромное значение в деле культурного строительства. Еще одно хорошее помещение под клуб – новый шаг к победе над темнотой.

Каждый сознательный гражданин должен высказаться по этому вопросу и дать через газету свои предложения о скорейшем закрытии Троицкой церкви.

Желательно также иметь отклики на это предложение и со стороны целых учреждений и коллективов.

Нельзя откладывать данное начинание в долгий ящик. К осуществлению намеченного дела необходимо приступить в ближайшее время.

Культурная революция требует ломки и переустройства всего старого, отжившего, совершенно не нужного и вредного в данное время.

Необходимо создавать новую жизнь. Необходимо просвещение трудящихся.

Агроном А. А. Марков, учителя: Исыпов, М. Юрша, А. Кайдалина, А. Синкин, землеустроители Сальников и Канцелярик
// Звезда Алтая. – 1929. – 8 мая (№ 85). – С. 4.

 

Требуем от Горсовета передачи собора под клуб

Заслушав сообщение о передаче Троицкого собора под рабочий клуб, конференция актива союза совторгслужащих целиком присоединятся к предложениям, высказанным на страницах «Звезды Алтая». Конференция считает со своей стороны правильным и своевременным поднятый вопрос о передаче собора под рабочий клуб.

Стоящие перед нашим Советским Союзом задачи хозяйственного и культурного строительства требуют проведения усиленной культурной работы среди как организованного, так и неорганизованного населения.

Конференция требует от Городского совета немедленной передачи Троицкого собора под рабочий клуб и вызывает рабочих лесопильного завода и текстильной фабрики высказать свое мнение.

От имени конференции:
Галин, Старцев, Руссаков
// Звезда Алтая. – 1929. – 14 мая (№ 89). – С. 3.

 

СПИСОК
ценностей Бийского Свято-Троицкого собора

129. Сосуд с полным прибором: потир, дискос, звездица, лжица серебряные, позолоченные, с эмалевыми украшениями, вес 4 ф. Цена – 200 р.

130. Сосуд с полным прибором: потир, дискос, звездица, лжица серебряные, позолоченные, вес 2 ф. 3 зол. 39 д. Цена – 100 руб.

131. Дарохранительница серебро-позлащенная, вес 4 ф. 91 зол. Цена – 250 р.

132. Дарохранительница серебро-позлащенная, вес 4 ф. 18 зол. 8 д. Цена – 180 р.

133. Кадило серебряное весом 1 ф. 10 зол. Цена – 25 р.

134. Кадило серебряное весом 1 ф. Цена – 25 р.

136. Трикирий и дикирий архиерейские серебряные позолоч., весом 3 ф. 9 зол. 48 дол. Цена – 120 р.

137. Тарелочка серебряная, весом 21 зол. 16 дол. Цена – 9 р.

138. Ковшичек серебряный, позолоченный, весом 28 зол. Цена – 12 р.

139. Дароносица серебряная, позолоченная, весом 37 зол. 80 д. Цена – 15 р.

… Кадило серебряное, вес приблизит. 1 ф. Цена – 20 р.

… Дарохранительница серебряная позолоченная. Цена 20 р.

120. Евангелие в серебряном золоченом окладе, размером 10 х 7в. Цена – 350 р.

121. Евангелие в серебро-позлащенном окладе, синем бархате разм. 9 х 6 1/2 вершков. Цена – 75 р.

123. Таковое же серебряно-позолоченное, разм. 9 ½ х 7 вер. Цена – 150 р.

124. Евангелие в сребро-позлащенном окладе, разм. 5 х 4 ½ в. Цена – 15 р.

… Евангелие в сребро-позлащенном окладе, разм. 5 ¾ х 4 3/8 в. Цена – 10 р.

135. Напрестольный крест, под эмалью, с камнями, сребро-позлащенный, весом 3 ф. 67 зол. 69 дол. Цена – 250 р.

126. Крест золоченый из серебра с топазовой вставкой внутри, весом 1 ф. 56 зол. 91 дол. Цена – 75 р.

127. Крест сребро-позлащенный, с рельефным распятием, вес 1 ф. 32 зол. 5 дол. Цена – 100 р.

С подлинным верно: Житов Иоанн, Епископ Бийский
[17.12.1929 г.]
ГААК. Ф. Д. 138. Оп. 1. Д. 130. Л. 4.

 

Дети увидели начало разрушения Собора Святой Троицы, построенного на правом берегу реки Бии.

Левый берег реки Бии. Улица Гражданская, дом 10. Ранее, до национализации, здание принадлежало хозяину Малетину, а в 1930-е годы оно стало филиалом школы имени Гоголя. В доме было две классных комнаты, имеющие раздельные входы.

Заходили в ограду – справа вход в первую комнату; сначала оказываешься в маленьком коридорчике, служившем раздевалкой. С северной стороны классной комнаты были окна, из которых прекрасно просматривался правый берег реки.

Во время перемен, то есть перерыва между уроками, в любое время года дети бегали на берег реки.

В то далекое время берег, свободный от зарослей, довольно крутой, в зимнюю пору был хорошей горкой для катания. Ребятишки, выбегавшие в перемены без пальто, получали большое удовольствие прокатиться с горы, кто как мог: сидя, на ногах, на спине, на боку.

В ту пору деревья, теперь выросшие на острове, были еще низкими и не были помехой для рассматривания той или другой стороны.

На площади правого берега реки стоял чудесный, удивительный по красоте Собор Святой Троицы, прекрасное архитектурное создание.

Зима 1930–1931 года (в зимнее время год с годом встречаются). Ребятишки школы во время перемены выбежали на берег-горку, катаются.

И вдруг они услышали странные возгласы, душераздирающие крики, раздающиеся с того берега.

Взоры детей обращены на правый берег: они видят толпы народа, окружившие Собор, и мчащихся на народ резвых коней с всадниками, размахивающими саблями.

Школьники прекратили катание и смотрели на необыкновенную картину, происходящую на правом берегу.

Учительница из окна классной комнаты тоже увидела, что творится за рекой, и она, поспешив выйти на берег, торопливо говорила:

«Дети, дети, не смотрите, идите скорее в школу!»

Таким образом, появилось начало разрушения Собора Святой Троицы, а закончилось оно (по сведениям) научного работника музея г. Бийска в 1934 году.

Воспоминание жительницы бийского заречья
Анны Тимофеевны Святкиной
записала Серафима Петровна Черепанова
Начало 2000-х гг.

 

«Бог всегда со мной…»

Совсем непростая судьба длиною уже в 97 лет у бийчанки, схимонахини Серафимы, в миру Нины Матвеевны Бородиной. Ее жизненный путь радостей и огорчений, слез и боли пришелся на непростой ХХ век. Схимонахиня Серафима – участница Великой Отечественной войны, женщина, прошедшая фронтовыми дорогами и повидавшая все ужасы тех страшных лет. Вспоминая военное время, невольно на ее глазах выступают слезы… Ведь забыть такое просто невозможно. Не смотря на годы, память до сих пор хранит многие события, которые явственно оживают в воспоминаниях и рассказах, и заставляют собеседника вместе с матушкой оглянуться на ее жизненный путь, который всегда и везде был вместе с Богом.

Родилась матушка в городе Бийске в далеком 1921 году, 27 января, в день памяти святой равноапостольной Нины. Благочестивые верующие родители Матвей Федорович и Мария Иосифовна согласно православному календарю дали третьему в семье ребенку из шести детей имя Нины, а самое главное научили жить с верой в Бога. Крещенная во младенчестве в Градо-Бийском Троицком кафедральном соборе с ранних лет Нина вместе с семьей любила бывать на службах в бийских храмах.

С особой теплотой и душевностью матушка вспоминает своих родителей, которые своим примером вселили веру в Бога, научили видеть людскую доброту, привили желание к труду. Отец, Матвей Федорович Бородин, уроженец легендарного села Бородино, приходился дальним родственником знаменитым бийским предпринимателям Бородиным, основателям льнопрядильной и ткацкой фабрики – крупнейшего предприятия легкой промышленности дореволюционного Алтая. Как вспоминает схимонахиня: «Отец был работящий и поэтому с детства брала с него пример, любила работать, помогать по хозяйству. У отца, который до революции принадлежал к купеческому сословию, были магазины и даже своя хлебная пекарня на территории усадьбы по улице Троицкой (ныне Л. Толстого), где выпекали удивительно мягкие запашисто-свежие круглые булки для горожан. И любовь к труду – это в первую очередь заслуга отца, который к сожалению рано ушел из жизни...».

Семья матери, Марии Иосифовны, была многодетной. Мать воспитывалась с детских лет в женском монастыре г. Тобольска в благочестии, любви к Богу и людям, что впоследствии сказалось на воспитании ее детей, в том числе дочери Нины.

Сложные детские годы, как затем и военные – самые ясные в памяти.

Нина Матвеевна помнит как к голодавшим пожилым больным лежащим соседям несла свой последний кусочек хлеба. И чувство ответственности за других, желание помочь, формировались еще тогда в семье, в раннем детстве.

С болью и сожалением матушка вспоминает разрушение Троицкого собора, разграбление могил у алтаря, в церковной ограде. Помнит, как она, совсем юная просила у людей в форме, вскрывавших склепы этого знаменитого погоста, не делать непоправимого, не брать чужого, не складывать крестов и личных вещей усопших в свои карманы...

Восьми лет Нина пошла в школу. Сначала училась в школе городского поселка лесозавода, а затем в неполной средней школе имени Крупской. После окончания семилетки поступила в Новосибирский пищевой техникум, который через три года успешно окончила, получив специальность шеф-повара. Работала в столовой, что находилась тогда по улице Советской, между бывшим стадионом «Авангард» и зданием полиции. Именно отсюда в 1942 г. Нину Матвеевну и призвали в ряды Красной Армии. Поступила она в 389-й запасной стрелковый полк, который находился тогда в Ленинградской области. Около 3-х лет в строю, самых сложных и тяжелых на жизненном пути.

В непростое военное время старший сержант Бородина стала не только поваром, но и второй матерью для совсем молодых парней – солдат Великой Отечественной. Именно они все последующие годы отвечали ей добрым словом, давали понять, что жизнь прожита не зря. Нине Матвеевне пришлось воевать на территории Ленинградской области, быть участницей прорыва блокады города-героя – Ленинграда. Дорога жизни, разруха и страшный голод, десятки тысяч смертей – все это никогда не забыть схимонахине Серафиме. «Я видела настоящий голод» – вспоминает матушка… и погружается в задумчивое молчание. Особенно ярко всплывает в памяти самая страшная сцена – бой за город Нарву. Именно ей, там тогда поручено было быть поваром на передовой. В самое пекло не думая о себе она, под разрывы снарядов везла на телегах скромную военную провизию и горячий обед, для тех, кто насмерть стоял за светлое будущее русского народа. В одно из таких боевых заданий разорвало пополам бедного «конюшку», а ее отбросило на целых 14 метров за долю секунды. Но чудом, милостью Божией, матушка осталось жива. Смутно потом помнит окопы, дорогие лица однополчан… Контузия, госпиталь, демобилизация и снова родной Бийск…

В 1945 г. схимонахиня Серафима была вызвана командующим составом дивизии в Москву, где ей посчастливилось оказаться на Патриаршей Литургии с благодарственным молебном по случаю Победы русского народа в Великой Отечественной войне. Явственно в памяти всплывает картина людского моря на Елоховской площади у Богоявленского собора, звучные голоса патриаршего хора и легендарного тенора Лемешева. А затем матушка стала участницей знаменитого Парада Победы 1945 г. на Красной Площади.

В послевоенное время судьба уготовила Нине Матвеевне постоянные переезды по стране в поисках счастья. Кубань, Средняя Азия, где работала с геологической партией по разведыванию новых месторождений, годы в Ташкенте, Алма-Ате, участие в строительстве Караганды, и снова Бийск. Здесь, в родном городе, Нина Матвеевна работала продавцом, поваром в столовой, начальником службы снабжения строительного треста 122. По выходе на пенсию много занималась общественной деятельностью – была председателем совета ветеранов треста, активно участвовала в организации встреч ветеранов войны со школьниками и молодежью. Принимала непосредственное участие в присвоении переулкам города имен воинов-интернационалистов Липового и Мартьянова.

Но вера в Бога и желание послужить ему были всегда приоритетом жизни Нины Матвеевны. Будучи на пенсии матушка все чаще посещала храмы, работала поваром в трапезной Успенской церкви, свечницей, участвовала в числе первых в восстановлении Казанской архиерейской церкви Бийска.

В 1990-е годы принимает монашество, а затем схиму с именем Серафима. И считает, что это все не случайно в ее жизни. И все объясняет случай, который произошел с ней, маленькой четырехлетней девочкой в праздник Успения Пресвятой Богородицы и чуть было не стал роковым. Упав во дворе дома с высокого стола на кирпичи, она чудом осталась жива. Именно тогда Господь помог юной Нине выжить и указал ей путь ко спасению.

Беседуя о прожитом и о вере, чаще всего слышишь из уст схимонахини Серафимы, одну и ту же фразу – «Мой милый Боженька», которая произносится с особым трепетом и радостью и понимаешь почему это именно так, а не иначе.

Павел Коваленко

 

Некрополь
Градо-Бийского Троицкого собора

1890 год

Зайцева Анна Ивановна, (ум. 18.05.1890), вдова, крестьянская жена Владимирской губернии Ковровского уезда. Очевидно, мать Бийской 1-й гильдии купчихи Е. Г. Морозовой.
Ф. 144. Оп. 5. Д. 411. Л. 99об., 100.

Фирсов Николай Платонович, 60 (69)? лет (ум. 21.10.1890), Бийский 1-й гильдии купец.
Ф. 144. Оп. 5. Д. 411. Л. 127об., 128.

1893 год

Бодунов Иван Матвеевич, 62 лет (ум. 24.08.1893), Бийский 2-й гильдии купец.
Ф. 144. Оп. 5. Д. 520. Л. 99об., 100.

1895 год

Морозов Алексей Федорович (17.03.1831–6.04.1895), Бийский 1-й гильдии купец, Потомственный почетный гражданин, строитель и староста Градо-Бийского Троицкого собора.
// Томские епархиальные ведомости. – 1895. – № 8. – отд. неофиц. – С. 22.

1898 год

Фирсова Ольга Петровна, 64 лет (ум. 29.08.1898), Бийская купеческая вдова.
Ф. 144. Оп. 5. Д. 754. Л. 221об., 222.

1903 год

Митропольский Павел Васильевич (1836?–14.01.1903), протоиерей, благочинный № 24 Градо-Бийских церквей, настоятель Градо-Бийского Троицкого собора.
ГАТО. Ф. 170. Оп. 1. Д. 3489. Л. 15об.

1908 год

Морозова Елена Григорьевна, 78 лет, (21.05.1832–10.11.1908), Бийская 1-й гильдии купчиха, Потомственная почетная гражданка.
ГААК. Ф. 144. Оп. 6. Д. 944. Л. 274–275.

Александровский Матфей Иосифович, 63 лет (1844–6.10.1908), протоиерей Градо-Бийского Троицкого собора.
ГАТО. Ф. 170.

1910 год

Бодунов Григорий Григорьевич, 63 лет (ум. 4.02.1910), Бийский купец.
Ф. 144. Оп. 6. Д. 1290. Л. 259об., 260.

1911 год

Игнатьев Иона Григорьевич, 54 лет (ум. 21.01.1911), Бийский 2-й гильдии купец.
Ф. 144. Оп. 6. Д. 1769. Л. 120об., 121.

Ивановский Арсений Алексеевич, 77 лет (ум. 14.03.1911), протоиерей, заштатный священник 16-го Восточно-Сибирского стрелкового полка.
Ф. 144. Оп. 6. Д. 1769. Л. 123об., 124.

1913 год

Игнатьева Мария Ионовна, 12 лет (ум. 7.02.1913), дочь Бийского купца Ионы Григорьевича Игнатьева.
Ф. 144. Оп. 6. Д. 2203. Л. 119об., 120.

Сычев Григорий Онисимович, 52 лет (ум. 28.11.1913), Бийский мещанин.
Ф. 144. Оп. 6. Д. 2203. Л. 162об., 163.

1914 год

Бодунова Иулиания Алексеевна, 36 лет (ум. 5.02.1914), Бийская купеческая вдова.
Ф. 144. Оп. 6. Д. 2556. Л. 111об., 112.

Ивановская Елизавета Михайловна, 79 лет (ум. 25.08.1914), вдова, жена военного протоиерея.
Причина смерти – старость.
Ф. 144. Оп. 6. Д. 2556. Л. 142об., 143.

1915 год

Бахтина Дарья Петровна (?–2.08.1915), Бийская мещанка, предпринимательница.
ГААК. Ф. 144. Оп. ? Д. 2774. Л. ?

Для создания полного списка погребенных в ограде Градо-Бийского Троицкого собора необходимы все метрические книги. Часть книг за отдельные годы в плохом физическом состоянии – ГААК не выдаются.

 

Просмотров: 611937    Посещений: 220510