Объект: Петропавловский собор

М. А. Целищева

Петропавловский собор – один из первых православных храмов г. Барнаула


Алтай издавна был известен как район добычи металлов, о чем свидетельствовали так называемые «чудские копи». Первооткрывателями рудных месторождений на Алтае по праву считают отца и сына Костылевых. Этими открытиями воспользовался крупнейший уральский заводчик Акинфий Демидов. В течение 1739–1744 гг. приказчики Демидова построили Барнаульский завод. Алтайские недра славились большими запасами серебра. Когда слухи о демидовском серебре дошли до Петербурга, императрица Елизавета Петровна направила на Алтай комиссию бригадира А. В. Беэра. В результате 1 мая 1747 года появился указ, которым Алтай передавался в управление Кабинета Ее Императорского Величества. Был образован Колывано-Воскресенский горный округ, где Барнаул стал центром округа. А. В. Беэр, назначенный начальником округа в чине генерал-майора, 4 мая 1747 г. получил указ Ее Императорского Величества о постройке на барнаульском заводе крепости. 16 февраля 1748 г. А. В. Беэр направил в Тобольскую консисторию письмо с сообщением о строительстве церкви во имя Петра и Павла в поселении барнаульского завода, попросив назначить двух священников и одного церковного причетника за жалованье от Канцелярии Колывано-Воскресенского горного начальства и от заводских обывателей [1]. В 1748 г. был составлен план барнаульского завода с указанием первой церкви, расположенной рядом с «болотиной» в конце Петропавловской линии (современное название улица им. И. И. Ползунова, в юго-восточной части площади). Церковь была заложена в 1748 г., построена в 1750 г. в традициях русской культовой архитектуры петровского времени. В 1749 г. Канцелярия Колывано-Воскресенского горного начальства подрядила иконописца из Тобольского посада В. В. Бушкова написать по указанному рисунку на 36 досках святые образа и позолотить резные царские врата с написанием на них Благовещения и евангелистов, за 170 руб. В ноябре 1750 г. заказ был выполнен [2]. В архиве сохранился фрагмент чертежа церкви во имя Святых Первоверховных апостолов Петра и Павла, выполненный прапорщиком Пименом Старцовым в 1751 г. Первая церковь в Барнауле была небольшой деревянной, не имела колокольни [3]. На плане г. Барнаула 1752 г. чуть выше существующей деревянной церкви указано одно из первых в Барнауле кладбищ, место, где «погребают усопших телеса». Кладбище находилось примерно в районе современного пересечения улицы Пушкина и Социалистического проспекта, в северо-восточной части площади. Из-за плохого леса, деревянная церковь вскоре пришла в негодность. Вот как барнаульское духовное правление описывает состояние церкви в письме, отправленном в Канцелярию Колывано-Воскресенских заводов: «…по слабости здешнего леса церковь начала приходить в крайнее обветшание, а именно стены весьма углубились в земле и теми на древесных стойках построенного пола концы угнетены книзу, а середина поднялась кверху. Жертвенник, приделанный к алтарной стене в углу, от давления стенного немало поклонился. В церкви и трапезе пол и иконостас так же стенами сдавило. Летним временем в алтаре и церкви от дождей течь бывает...» [4].

В дальнейшем в течение 1771–1774 гг. по ходатайству и на средства барнаульского сереброплавильного завода, чуть выше места, где стояла деревянная церковь, на другом конце площади, был построен кирпичный на каменном фундаменте собор св. Петра и Павла. Автором проекта выступил московский архитектор Д. П. Макулов, а в Барнауле в данный проект внесли свои изменения горный инженер И. Медер и подпоручик П. Попов. Храм был заложен 23 июня 1771 г., а освящен 3 февраля 1774 г. В июне 1771 г. при закладке фундамента в основание храма были помещены мощи Димитрия Ростовского. Петропавловский собор явился первым каменным культовым сооружением на территории Алтая, единственным в стиле барокко. Резной иконостас выполнил житель Томска А. Гущинов, живописные работы – тобольский купец А. Н. Сумин [5]. Петропавловский собор в XVIII веке служил образцом для подражания при строительстве храмов в других сибирских городах, в частности, в Томске. Кроме того, он имел статус главной церкви Колывано-Воскресенского горного округа. С этого времени и пошло название площади Соборной и близ лежащего Соборного переулка (ныне пр. Социалистический). Храм св. Петра и Павла находился в центре Соборной площади (в 1920-х гг. – пл. Республики, ныне пл. Свободы). В 1774 г. в барнаульском заводе при Соборной Петропавловской церкви на тот период состояло 496 дворов, служило 3 попа и 1 дьякон [6].

Одним из первых священнослужителей церкви стал Симеон Мефодиев. В 1751 г. митрополит Тобольский Сильвестр рукоположил его в протопопы и направил в барнаульскую соборную церковь Петра и Павла, где он служил до 1758 г., являясь в то же время руководителем Барнаульского заказного Духовного правления, образованного в 1750 г. После вынужденного ухода о. Симеона Мефодиева Петро-Павловский клир и приход возглавил протоиерей Симеон Шелковников. В 1761 г. его сменил протоиерей Дометий Васильевич Комаров. К 1780 г. в штате собора были три священника, два диакона, четыре дьячка, четыре пономаря и протоиерей-настоятель. Кроме того, в помощь им прихожане избирали церковного старосту. В 1783 г. барнаульским Духовным правлением в Петропавловский собор была направлена комиссия для проведения инвентаризации всего церковного имущества – его наличия, в каком состоянии и у кого на хранении находится, все ли книги ведутся [7]. Если о первых священниках писали, что они в семинарии не обучались, то к концу ХVIII в. на Алтай приезжают, закончившие Тобольскую или другие семинарии, священнослужители. Так, протоиерей Иоанн Андрианович Пеунов, возглавлявший Петропавловский собор и барнаульское Духовное правление с 1790 г., окончил Тобольскую духовную семинарию. В 1803 г. в клировой ведомости было записано: «...утварью церковной церковь снабжена очень довольно». Многие прихожане приносили собору дары. Так, известный на Алтае горный инженер П. М. Залесов завещал храму две тыс. руб. серебром; урядник И. Великосельский – 300 рублей. К 1825 г. число прихожан Петропавловского собора выросло с 1941 чел. в 1763 г. до 8 тысяч человек. На плане г. Барнаула 1826 г. указано место, на котором раньше стояла деревянная церковь, с могилой первого главного командира А. В. Беэра. Здесь же возможно был похоронен и И. И. Ползунов, и другие именитые люди города. На плане 1856 г. мы можем увидеть Соборную площадь и кладбище, которое было закрыто в конце ХVIII в. по Указу Правительствующего Сената и святейшего Синода от 12 сентября 1779 г., запрещавших хоронить, кого бы то ни было при городских церквях и предписывавших отводить под кладбища места за пределами городов, обнося их земляным валом. Новое кладбище перенесли «…на место по течению Барнаула с правой стороны на высокой гриве…» (Нагорное кладбище) [8].

В 1851 г. барнаульский купец Чанцов направил в Строительную комиссию Томского губернского управления проект плана и фасада перестройки колокольни при Петропавловском соборе [9]. В дальнейшем во время ремонта здания его фасады утратили пластику, характеризующую барокко, в первозданном виде сохранился только силуэт [10]. В январе 1861 г. комиссия Алтайского горного правления произвела освидетельствование возможности размещения новых колоколов на колокольне Петропавловского собора в Барнауле. Полковник Филев, подполковник Богданов, коллежские секретари Шульдаль и Серебренников в присутствии протоирея Васильева осмотрели колокольню для помещения предполагаемого колокола в 700 пудов и нашли, что внутренние размеры колокольни как первого, так и второго яруса достаточны для того чтобы в первом ярусе поместить колокол в 700 пудов, а во втором – в 200 пудов. Также было предложено образовать из двух парных окон в первом и втором ярусе колокольни по одному им равному, шириною до 3 аршин для удобного распространения звука колоколов. Комиссия отметила, что внутри церкви во многих местах наблюдалась течь от наружного парапета, который по своей значительной высоте, доходящей до двух аршин, затруднял сбрасывание снега, лежащий во впадине, образующейся между парапетом и кровлею, так, что для удобного стока воды пробивали замерзшие небольшие отверстия, имеющие сообщение с водосточными трубами, из-за чего разбивая таким способом кровлю, давали возможность проникать сырости в церковь. Во избежание протечки в нижней части парапета предложено было пробивать отверстия длиною и шириною, так, чтобы очистка снега и сток воды были для того удобными [11]. В 1883 г. в г. Барнауле было 9 каменных церквей и 1 протестантский каменный молитвенный дом, а в целом по Барнаульскому уезду было 87 церквей и молитвенных домов, из них 5 каменных и 82 деревянных, в том числе: православных церквей – 5 каменных, 73 деревянных и 6 деревянных часовен, единоверческих деревянных церквей – 3 [12]. В 1889 г. настоятелем Петропавловского собора и благочинным церквей Барнаула стал А. Завадовский. Хор Петропавловского собора считался лучшим среди барнаульских духовных хоров. В 1897 г. полковник А. И. Ляпин завещал Петропавловскому собору значительную сумму, на проценты от которой и содержался хор вплоть до событий 1917 г. Из путеводителя по всей Сибири за 1898 г. мы можем узнать, что в г. Барнауле на тот период было 8 православных церквей и 1 протестантская кирка [13].

Из справочной книги по Томской епархии за 1899 г. следует, что каменная церковь во имя Петра и Павла построена в 1777 г. (этот год был указан в справочнике, скорее всего ошибочно), земли при ней усадебной 132 кв. саж., пахотной и сенокосной нет. Причта по штату: протоирей, священник, диакон и два псаломщика. Жалованья от Кабинета ЕИВ ежегодно поступало 546 руб., а также церковь существовала на процент от капитала 313,44 руб., доходов от треб и готового помещения. В приходе было 4443 мужчин и 4462 женщины, в том числе раскольников 318 обоего пола. Протоиреем служил А. А. Завадовский, 55 л., с 1877 г. состоял законоучителем в Барнаульской женской прогимназии, с 1896 г. – председателем Барнаульского отделения Епархиального училищного Совета, председателем уездного попечительства детских приютов и др. Имел награды. Также в Петропавловском соборе служили протоирей П. П. Орлов, 38 л., и диакон А. Г. Омский, 36 л. К собору была приписана каменная церковь во имя св. Пророка и Крестителя Господня Иоанна – на городском кладбище, построенная в 1857 г. При Петропавловском соборе была церковно-приходская школа, открытая в 1892 г., размещавшаяся в одной из боковых пристроек собора с южной стороны колокольни. В школе обучалось в 1898 г. 32 мальчика. Церковно-приходское попечительство было открыто в 1899 г. [14, С. 275–276.]. В 1902 г. усадебной земли при Петропавловском соборе было 1180 кв. саж., от Кабинета ЕИВ на причт поступало 692,78 руб., процентов от капитала 300 руб., прихожан обоего пола было 9200 душ, в том числе раскольников 368 душ об. пола. Протоиреем служили А. А. Завадовский, 58 л. и П. П. Орлов, 40 л., диаконом был А. Г. Омский, 39 л., псаломщиком – В. П. Дьяконов, 25 л., а также сверхштатными священниками служили епархиальный миссионер П. Смирнов и Дмитриевский. К собору относилась каменная кладбищенская церковь и часовня. Учительницей в церковно-приходской школе работала А. А. Завадовская с жалованьем в 264 руб. в год [15, С. 286–289.]. В 1904 г. в г.  Барнауле проживало 30 149 жителей обоего пола, из них 28 343 были православного и единоверческого вероисповедания, 482 католиков, 159  протестантов, 851  относился к старообрядцам и сектантам, 56 было евреев и 258  мусульман (магометан) [16, С. 2–3]. В 1908 г. из Томской Духовной Консистории пришел Указ о том, что 30 января П. Лизунов был рукоположен епископом Иннокентием в сан диакона с оставлением его на прежнем месте при Петропавловском соборе [17]. В 1909 г. настоятельница барнаульского Богородице-Казанского женского монастыря игуменья Парфения обратилась в Строительное отделение Томского губернского управления с письмом, в котором сообщила, что вследствие Указа Томской Духовной Консистории от 26 июня 1909 г., она предоставляет проект постройки каменной часовни в г. Барнауле на Соборной площади и подписку гражданского инженера И. Ф. Носовича, автора проекта часовни, который будет осуществлять технический надзор за строительством. 15 июля 1909 г. Строительное отделение одобрило проект строительства каменной часовни в г. Барнауле [18].

В 1909–1910 гг. градо-Барнаульскому Петропавловскому собору по штату полагалось иметь протоирея, священника, диакона и двух псаломщиков. На содержание притча шли деньги – процент с капитала 470 руб. и доходы от треб. Прихожан обоего пола было 6000 душ, в том числе раскольников 434 человек. В соборе служили протоиреи А. А. Завадовский, 66 л. и П. П. Орлов, 49 л., диакон А. Г. Омский, 47 л., псаломщиками Е. И. Беляев, 49 л. и Е. С. Коптелов, 36 л., а также сверхштатным священником – Н. А. Димитровский, 56 лет. При соборе имелась каменная часовня, построенная в 1872 г., церковно-приходская мужская школа, открытая в 1895 г., размешавшаяся в собственном доме, в школе обучалось 126 мальчиков, преподавали две учительницы. Церковная библиотека состояла из 283 книг в 956 томах [19, С. 370–373.]. В 1910 г. по данным памятной книжки Томской губернии настоятелем Петропавловского собора был священник А. А. Завадовский [20, С. 71.]. В 1913 г. настоятельница барнаульского Богородице-Казанского женского монастыря игуменья Парфения вновь возбудила ходатайство перед Строительным отделением Томского губернского управления о разрешении каменной пристройки к часовне, находящейся на Соборной площади в г. Барнауле возле Петропавловского собора, предоставив при этом проект на пристройку в 2-х экземплярах и подписку гражданского инженера И. Ф. Носовича, взявшего на себя ответственность за техническое наблюдение данного строительства. Деньги на строительство пристройки были выделены из поступающих в монастырь доходов [21]. В 1914 г. градо-Барнаульская соборная каменная церковь однопрестольная во имя Первоверховных Апостолов Петра и Павла, построенная в 1774 г., имела прихожан до 6000 душ, доход от треб и процентов с капитала в 470 руб. [22, С. 266–267.].

Декретом Советской власти от 23 января 1918 г. церковь была отделана от государства. Все церковное имущество было объявлено собственностью государства и передано в пользование религиозным общинам. 18 марта 1922 г. состоялось заседание губернской комиссии по изъятию церковных ценностей в г. Барнауле. Представителей религиозных общин, в том числе и Петропавловского собора, ознакомили с распоряжением центральной власти и инструкцией ВЦИК [23]. В 1923 г. Алтайское церковное управление (обновленцев) вышло с просьбой в административный отдел, разрешить 13 мая совершить крестный ход от Петропавловского собора к р. Обь для исполнения обряда водоосвящения [24]. 26 октября 1923 г. была составлена инвентарная опись соборного имущества, переданного Алтайским губернским исполнительным комитетом (Алтгубисполком) Петропавловской общине в бесплатное пользование. Сначала шло описание одноэтажного каменного собора с колокольней, крыша которого была покрыта железом, выкрашенной зеленой краской. На колокольне было 8 колоколов, из них праздничный в 605 пудов, второй – 221,32 пуда, будничный – 63 пуда, четвертый – 36 пудов, пятый – 6,5 пудов, шестой – 4,15 пуда, седьмой – 3 пуда, восьмой – 1,19 пуда. Далее шло перечисление икон, религиозной одежды, в том числе полных священнических облачений праздничных и повседневных, облачений архиепископских, крестов, мебели, подсвечников, богослужебных книг с примечанием, что все книги нуждались в новом переплете и др. [25]. В ноябре 1923 г. вышло распоряжение Алтайского губернского исполкома о том, что на основании указаний центральных учреждений категорически запрещалось закрытие или ликвидация храмов, молитвенных домов и др., всех культов и передача их для других целей без специального на то постановления Президиума губисполкома. Госучреждения и представители власти не должны были вмешиваться во внутри церковные дела. Государственным органам предоставлялось право наблюдения за сохранностью культового имущества и надлежащим его использованием. Запрещалось государственной власти вмешиваться в борьбу различных течений церкви в деревне и не покровительствовать никаким религиозным течениям. С санкции губернского исполкома, при наличии законных оснований к расторжению существующих договоров, считалось целесообразным закрепление по договору молитвенных домов и храмов за наиболее прогрессивными религиозными течениями [26]. На 19 декабря 1923 г. в Барнауле было 15 действующих религиозных общин, в том числе и Петропавловская община [27].

В марте 1924 г. городской милицией было выдано удостоверение религиозной общине Петропавловского собора на имя Кучина, в котором разрешался созыв общего приходского собрания в помещении собора, где должны были рассмотреть следующие вопросы: доклад о состоянии дел Петропавловской общины, выборы приходского совета и церковного старосты и др. [28]. За апрель 1924 г. певчим Петропавловского собора, состоящим из 11 человек, требовалось заплатить жалованья в размере 58,5 руб. [29]. В октябре 1924 г. вышло постановление Алтайского губернского исполнительного комитета о перерегистрации религиозных общин [30]. В ноябре 1924 г. административный отдел составил списки на священнослужителей и членов церковного Совета, предоставленные религиозными общинами г. Барнаула. Религиозные общины делились на общины староцерковников и обновленцев. В первую группу входили четыре православные общины, во вторую – девять, в том числе и община Петропавловского собора [31]. 3 ноября 1924 г. административный отдел Алтгубисполкома выдал удостоверение Петропавловской православной общине обновленцев в том, что ей разрешается проводить религиозные обряды в г. Барнауле сроком до 10 октября 1925 г. [32]. В начале 1925 г. административный отдел разрешил крестный ход от Петропавловского собора 19 января на «иордан-пруд» [33].

В 1925 г. в инвентарной описи Петропавловского кафедрального собора шло следующее описание храма: барнаульский Петропавловский собор – каменный с такою же колокольней, построен в 1774 г. в один этаж, крытый железом и окрашен красной краской. Вход в него был один с западной стороны с одним узким выходом из алтаря в сад. Длина собора составляла 22 саж. и ширина внутри главного храма 8 саж., а в трапезной – 5 саж. Пол был чугунный, окон в главном храме – 4, в алтаре – 3, в трапезной – 12, в куполе – 8, печей – 5. С северной и южной стороны колокольни пристроены каменные пределы, покрытые железом и покрашенные красной краской, оба в 4 окна. В южном пределе помещалась библиотека и ризница, а в северном – канцелярия и комната для сторожей. Вход в эти помещения осуществлялся из собора, а выход из южного предела – в церковную ограду, из северного – в притвор. Ограда была каменной с железными в каменных столбах воротами и железной с трех сторон решеткой. На колокольне было 8 колоколов. Святой престол был деревянным, в алтаре находилось 74 иконы, на пред алтарном иконостасе было 48 икон, на заклированных иконостасах – 36 икон. В храме находились священные сосуды, 7 евангелий, самый ранний 1791 г., кресты, дароносицы, кадила, подсвечники, несколько плащаниц, столы и столики, священные облачения, в том числе архиерейское, шали, скатерти, несколько десятков томов богослужебных книг и др. В соборной ограде находилась деревянная кладовая с двумя отделениями, крытая в один скат железом. В описи было отражено, что за последнее время в собор поступили следующие пожертвования: икона св. Николая Чудотворца, поступившая из губернского финотдела на хранение, а также 2 Евангелие 1775 г., крест, ризы полный комплект и лампада [34].

В феврале 1925 г. комиссия в составе представителей от милиции, административного отдела и Алтгубзрава произвела обследование санитарно-гигиенического состояния помещений и предметов богослужения церквей г. Барнаула. Комиссия в присутствии представителя от Петропавловского собора архиепископа А. В. Введенского произвела обследование санитарно-технического состояния собора. В итоге члены комиссии отметили, что помещение церкви содержится в чистоте и порядке, но требовало ремонта, в помещении холодно, недостаточно отапливается. Церковная утварь, облачение и др. содержится в чистоте [35]. В этом же месяце административный отдел сообщил в губернский отдел ГПУ (Главное политическое управление) и городской отдел милиции, что учредителям православной обновленческой религиозной общины «Достойно есть» дано разрешение на созыв общего собрания 18 февраля 1925 г. в здании Петропавловского собора под ответственность архиепископа А. В. Введенского, для обсуждения ряда вопросов, в том числе таких как: выборы исполнительного органа и церковного старосты, регистрация общины [36], [37]. О том, что денег не хватало на содержание собора можно узнать из подписного листа на сбор пожертвований на Петропавловский собор (освещение, отопление и пр.), выданного В. У. Тихонову сроком с 9 по 14 марта 1925 г. [38]. В марте 1925 г. комиссия произвела проверку имущества и сдачу часовни «Достойно есть», находящуюся рядом с Петропавловским собором по Социалистическому переулку от старого Совета православной религиозной общины под названием «Достойно есть» в присутствии представителя общины М. В. Шелепаевой и представителя вновь принимающих часовню – Синодальной православной общины Н. Ф. Кулаковой. В акте приема – передачи было отмечено, что часовня каменная высотой – 4 арш., длиной – 10 арш., шириной – 8 и 4 арш. Внутри оштукатурена и покрашена масляной краской, окон – 4, высотой 2,5 арш., шириной – 1,5 арш., с двойными рамами, дверь была одна, двойная наполовину со стеклами, высотой – 2,5 арш., наружная – железная, в помещении часовни была одна голландская печь. По описи в часовне было 14 икон, в том числе икона Божией Матери «Достойно есть», 2 креста, евангелие медное, ризы шелковые зеленого и голубого цвета, одежда, кадило медное, 3 лампадки, в т. ч. одно серебряная, другие медные, 7 подсвечников, и другое. Подвальное помещение высотой 2,9 арш., длиной 10 арш., шириной – 8 арш., вторая комната высотой 2,9 арш., шириной 4 и длиной 4 арш., два окна с двойными рамами, одна двойная дверь, железная печь двойная с 3 коленами труб. В наличии было 2 иконы, папихидница медная, лейка, посуда, книга, обивка парчевая и др. [39]. В августе 1925 г. Петропавловская религиозная община (Тихоновцев) созвала общее собрание для утверждения Устава общины и выборов Совета и ревизионной комиссии [40]. В сентябре 1925 г. приходской Совет градо-Барнаульской Петропавловской религиозной общины получил письмо из налогового управления о том, что им отменена пеня за просрочку по налогу со строений церкви и предоставлена рассрочка равными долями по уплате налога. В случае отказа от уплаты налога со строений зданий церкви, губернский финотдел будет вынужден ходатайствовать перед губернским исполкомом о расторжении договоров о предоставлении церковных зданий [41].

В 1925 г. должен был состояться III Всероссийский поместный церковный собор. Архиепископ А. А. Введенский обратился в административный отдел губернского исполкома с просьбой разрешить созвать епархиальный съезд делегатов от духовенства и мирян в количестве 50 человек [42]. Административный отдел разрешил Алтайскому церковному управлению созвать 13–14 сентября епархиальный съезд в здании Петропавловского собора г. Барнаула под ответственность архиепископа А. А. Введенского для выборов делегатов на Всероссийский поместный церковный собор [43]. На общем собрании верующих членов градо-Барнаульского Петропавловского православного религиозного общества, состоявшегося 1 ноября 1925 г. был выбран исполнительный орган из 11 человек, настоятелем собора избран архиепископ А. А. Введенский. Исполнительный орган общины вышел с ходатайством перед Алтайским губернским исполкомом о регистрации общины и передаче ей в бесплатное пользование Петропавловского собора [44]. В ноябре 1925 г. на общем собрании верующих членов градо-Барнаульского православного религиозного общества «Достойно есть» избрали священнослужителями – архиепископа А. А. Введенского, протоиерея П. В. Поломошнова и протодиакона М. М. Бабенко. Избранный орган вышел с ходатайством перед государственной властью о регистрации общества и передаче им в бесплатное пользование часовни около Петропавловского собора в честь иконы Божией Матери «Достойно есть» [45]. Община верующих сама должна была содержать и страховать здание собора. Так, в январе 1926 г. В. У. Тихонову было выдано удостоверение от приходского Совета градо-Барнаульского Петропавловского собора на сбор среди членов общины добровольного сбора пожертвований на содержание храма [46].

В январе 1927 г. община застраховала здание храма от пожара на один год на сумму 43085 руб., о чем была выписана квитанция Госстраха с уплатой разового взноса в сумме 15,72 руб. [47]. В апреле 1927 г. лесничий отдела местного хозяйства предложил церковному Совету при Петропавловском соборе в ограде часовни провести подрезку тополей [48]. 20 мая 1927 г. комиссия проверила здание собора и культового имущества. В акте было отмечено, что храм и другие, принадлежащие ему здания, безопасны для граждан. Ремонт общиной частично проводился, но в текущем сезоне им придется вновь проводить ремонт помещений. Внутренняя поверхность стен храма была загрязнена, местами имелись пятна сырости, на иконах была пыль. Воздух в помещении был сырой и затхлый, это объяснялось тем, что плохо топили печи в зимнее время и недостаточно проветривали помещения. В храме отсутствовал бак с водой для прихожан. Комиссия отметила, что протоколы общих собраний верующих и заседаний церковных Советов в административный отдел не передавались, несмотря на неоднократные по этому вопросу напоминания. Культовое имущество в большинстве своем хранилось в храме, но имелись случаи хранения (временное пользование) у других религиозных общин. Денежные сборы и пожертвования на ремонт храма и содержание служителей культа производились в храме через так называемые сборы-складчины. В итоге комиссия предложила устранить отмеченные в акте замечания [49].

29 июля 1927 г. в день св. Апостолов Петра и Павла состоялся престольный праздник кафедрального собора. Преосвященным Александром с приезжим духовенством были совершены Всенощное бдение и Божественная литургия с молебным пением. Вечером встречали икону св. муч. Пантелеймона из с. Павловского. Затем в саду Петропавловского собора была устроена трапеза [50]. 28 августа 1928 г. на общем собрании членов градо-Барнаульской Петропавловской общины в здании Петропавловского собора состоялось собрание, где рассмотрели следующие вопросы: о часовне и церковной библиотеке, о хоре, ремонте и отоплении здания, об установке ящика «Помощи бедным», об освободившейся квартире епископа, о членских взносах и вовлечении новых членов общества, о плате сторожу и др. [51].

В конце 1920-х гг. религиозная община дополнительно к содержанию и страхованию здания, несла расходы по уплате за продажу в здании собора свечей и др. Так, в 1929 г. община Петропавловского собора оплатила патент на сумму 50 руб. за торговое предприятие по продаже свечей, просфор, крестиков, венчиков, и др. в здании храма на ул. Пушкинской, сроком со 2 сентября по 1 октября [52]. В 1930 г. барнаульский городской финотдел попросил Петропавловскую религиозную общину заплатить 216,32 руб. за обязательное страхование церковного здания, переданного городом в аренду, сроком с 1 октября 1930 г. по 1 октября 1931 г. [53]. В 1930 г. вышел «Алтайский сборник», издание Алтайского географического общества и барнаульского Естественноисторического музея, где был опубликован список наиболее выдающихся памятников в г. Барнауле, которые подлежали охране. Из этого списка мы можем узнать, что на площади Республики (пл. Свободы) в 1928 г. находились – чугунная плита на могиле священника Шелковникова, одного из первых учителей в Барнаульской словесной школе, умершего в 1760 г. и яшмовая плита с надписью на немецком языке на кирпичной базе над могилой Марии Качки, умершей в 1794 г., жены начальника Колывано-Воскресенских заводов Г. С. Качки (с 1785 по 1798 гг.). Обе эти плиты находились на площади, за загородкой между двумя зданиями – бывшей часовней и водоразборной будкой. Яшмовая плита сохранилась до наших дней и находится на территории Алтайского государственного краеведческого музея. В данном сборнике так же была опубликована статья «Охрана памятников старины в Барнауле», где было отмечено, что многие памятники на площадях и кладбищах Барнаула находятся в совершенном пренебрежении, а между тем заслуживают внимания и тщательной охраны со стороны общества, как источники сведений о старине. По мнению автора статьи, к их числу должны быть отнесены чугунные намогильные плиты восемнадцатого века, имеющие значение исторических документов, но постепенного засыпаемые землей, некоторые старинные здания, все памятники на могилах замечательных людей – механика К. Д. Фролова, доктора Геблера, Менье, С. И. Гуляева, Н. И. Журина, Н. М. Ядринцева, и памятники выдающиеся свойствами материала, из которого они сделаны (яшмовая плита на могиле М. Качки и др.) [54].

Из годового отчета Алтайской епархии за 1930 г. мы можем узнать, что на 1 января 1931 г. епархия состояла из 56 приходов с общим количеством духовенства в 62 человек, из них епископов – 1, протоиреев – 14, священников – 42, диаконов – 5. За данный период к епархии присоединилось 11 приходов, ушло в староцерковие 6 приходов, закрылось – 3. Все приходы в Алтайской епархии были зарегистрированы, во многих храмах в течение года были проведены ремонты. Приходы были разделены на 9 благочиннических округов, к первому округу относился г. Барнаул. Работа духовенства в этом благочинии, кроме служения, выразилась в проповеди слова Божия. Так, в течение года в Петропавловском соборе было проведено около 20 бесед церковно-обновленческого характера. Посещаемость храмов была приличная, смета приходами была выполнена на 75 % [55]. Из протокола общего собрания прихожан Петропавловской г. Барнаула общины, состоявшегося 7 мая 1933 г. мы можем узнать, что на собрании рассмотрели один вопрос – содержание Петропавловского собора. По данным докладчика выходило, что бюджет в 1932 г. составил 5795,71 руб., этих денег не хватило на содержание храма и существующего при нем клира. Поэтому Алтайским епархиальным управлением из сумм свечного производства собору была оказана помощь в сумме 8338 руб., в том числе на отопление 2100 руб., на содержание хора – 2400 руб., на уплату налогов – 1038 руб., на содержание причта – 1600 руб., на очистку мостовой – 1200 руб. При соборе имелся один сторож. Далее членам общины сообщили, что из-за отсутствия в течение длительного срока проведения какого-либо ремонта привело к тому, что храм стал приходить в упадок – штукатурка обваливается, крыша местами прохудилась, ржавела и имела протечки, печи находились в нерабочем состоянии и были заменены на железные, внутри помещения собора стены и потолок требовали ремонта и покраски. По предварительным подсчетам на ремонт требовалось около 50,0 тыс. руб. Алтайское епархиальное управление отказалось оказывать помощь, ссылаясь на сокращение производства. Рассчитывать на свои силы малочисленная община не могла. Поэтому члены общины вынуждены были просить барнаульский ГорСовет освободить их от заключенного ранее договора на пользование Петропавловским собором и разрешить им влиться в соседнюю обновленческую общину Вознесенскую, с тем, чтобы в Вознесенский храм была перенесена резиденция епископа. Но, так как Вознесенский храм для этого ранее не был приспособлен, то необходимо было передать в него из Петропавловского собора все, что требовалось при архиерейском служении [56].

Собор св. Петра и Павла находился в центре Соборной площади (ныне пл. Свободы) до 1934 г., когда было принято решение его разобрать. В июне этого года Горкомхоз приступил к разбору собора, а через год в 1935 г. городские власти начали устройство сквера на месте бывшего Петропавловского собора. На работах по планировке площадки было задействовано 28 человек, которые приступили к разбивке цветочных клумб [57].

В течение первой половины XX в. на площади проходили наиболее важные городские события, а сама площадь долгое время являлась административным центром Барнаула. В 1919 г. состоялась торжественная встреча партизанской армии Мамонтова, а в 1920 г. прошла первая демонстрация трудящихся Барнаула. В 1920–1930-х гг. на площади проходили парады физкультурников и театрализованные действия. 3 июля 1953 г. в г. Барнауле на пл. Свободы был установлен бюст дважды Герою Советского Союза П. А. Плотникову. Авторы – скульптор В. М. Терзибашьян, архитектор Н. Г. Минаев. В 1960–1980-х гг. на площади устраивались народные гулянья и проводились праздники – встреча Нового года, проводы зимы и т. д. Памятный гранитный знак в честь И. И. Ползунова был установлен в 1987 г. на предполагаемом месте захоронения известного земляка. Архитекторы памятного знака были К. М. Пентешин, А. Л. Богомолец, С. А. Боженко, В. А. Кашин [58].

Постановлением Алтайского краевого Законодательного Собрания от 28 декабря 1994 г. № 169 территория бывшего заводского кладбища возле Петропавловского собора, где были похоронен А. В. Беэр, И. И. Ползунов и др. (сквер на пл. Свободы, 40-е гг. ХVIII в. – 1772 г., 30-е гг. ХХ в.) была поставлена на государственную охрану как памятник истории. В 2003 г. сотрудники НПЦ «Наследие» выполнили эскизный проект воссоздание часовни нач. ХХ в. на Соборной площади. В центре сквера на пл. Свободы уже несколько лет возвышается скульптурная композиция «Прощание», посвященная жертвам политических репрессий. При проведении земляных работ для установки данного памятника, при археологическом наблюдении специалистов НПЦ «Наследие», были обнаружены склепы с захоронениями.

В 2017 г. в г. Барнауле по благословению Высокопреосвященнейшего Сергия, митрополита Барнаульского и Алтайского, прошла научно-практическая конференция «Барнаульский Петропавловский кафедральный собор: прошлое и будущее». В конце с заключительным словом к участникам конференции обратился митрополит Барнаульский и Алтайский Сергий, который выразил надежду, что воссоздание Петропавловского кафедрального собора, как главного храма Алтая, будет поддержано руководством края и города, научной и культурной общественностью, жителями города.

 

Просмотров: 611932    Посещений: 220509